понедельник, 17 июня 2013 г.

Компетенция и компетентность интервьюера в полевом социологическом исследовании



« Недавно проводила глубинное интервью на тему благотворительности с бизнесменом, который регулярно делал крупные пожертвования на помощь семьям с ребенком, нуждающимся в дорогом лечении. В начале,  все шло хорошо, но потом все как-то стало напряженно. Вдруг он неожиданно и с раздражением спросил: «А вы собственно кто на самом деле?  Вы ведь не батюшка? Не психолог? Может из налоговой? Что вы от меня хотите , что добиваетесь, зачем вам надо это знать?! Давайте закончим разговор, у меня много дел, извините»   Я, конечно, в чем то увлеклась, понимаю, зашла далеко, но как-то по беседе так незаметно получилось, такой контакт хороший был, заинтересованность его….   А может  сама тема такая? Что вы думаете?» (из письма)
   
 В полевых качественных исследованиях, особенно, с применением глубинных интервью, такие ситуации бывают. Меня тоже подозревали, что я «опытный следователь», «из конторы»,  «от конкурентов», «проверяющий под видом социолога» и т.п.  Здесь, мне кажется, стоит вопрос о компетенции и компетентности исследователя в поле. Это несколько отличается от того, что называется «компетенциями» специалиста и не связано с тематикой аттестации и прочей оценкой кадров.     

Обычно под компетенциями интервьюера понимается совокупность его знаний, умений, навыков и опыта относительно проведения интервью плюс его личностные характеристики, которые необходимы для успешного взаимодействия в респондентом.   Например, это навыки установления первого контакта, умение задавать вопросы, уточнять, прояснять смысл, удерживать беседу в рамках темы исследования, фиксировать содержание беседы. Это  опыт работы интервьюера ,в том числе с «трудными  респондентами»,  интервью на социабеальные или «интимные» темы и т.п.  Из личных характеристик, обычно, называют доброжелательность,  быстрота реакции на изменение ситуации, наблюдательность, интерес к людям, отсутствие категоричности в суждениях, гибкость  мышления и т.п.
Однако, если мы не заняты рекрутингом интервьюеров  с помощью «профиля кандидата» и других инструментов  из арсенала службы по работе с персоналом, а собираемся проводить исследование лично и с теми, кто есть, что случается не так уж редко, то к понятию «компетенции» можно подойти иначе. 

В  полевом качественном социологическом исследовании, где интервьюер и исследователь – это одно и тоже,  эти «компетенции» разделяются на компетенцию социолога и его компетентность. Под компетенцией   понимается, то, что обозначает  права и основания заниматься данным видом деятельности (« это в нашей компетенции») и собственно компетентность, что соответствует тому, как социолог подтверждает, что в его компетенции задавать свои вопросы и получать ответы на них, что он владеет. Имеется в виду, что он демонстрирует владение профессиональной процедурой исследовательского интервью, которое отличается от бесед с другими специалистами (врачом, психологом, священником, следователем, журналистом),  которые используют этот метод. (Не будем рассматривать метод включенного наблюдения  и всякие «шпионские страсти» работы под «прикрытием», с «легендой» и т.п.)  

Это важно и для количественного исследования, где в «профиль» интервьюера –анкетера включена позиция «навыки установления первого контакта».  Сюда входит и умение уговорить, заинтересовать респондента ответить на анкету,  воспроизвести текст вступления данный на инструктаже и многое из того, с чем можно познакомиться в соответствующих пособиях и учебниках.
Отличие в том, что компетенция анкетера для населения более или менее понятна. Это человек, который просит ответить на вопросы, которые нужны, чтобы узнать ваше мнение, отношение к чему-то, ваши интересы и проч. И если содержание вопросов соответствует этой «компетенции», то проблем, как правило, не возникает. Его право приставать к незнакомым людям, отнимать время, задавать вопросы и записывать ответы в большинстве случаев признается легитимным.

Проблема интервьюера в качественном исследовании в том, что подтверждать свою компетенцию надо с учетом мотивов данного конкретного респондента на участие в интервью и на всем его протяжении.  В качественном исследовании  надо помнить постоянно, что наша компетенция довольно неопределенная. Врачу отвечают искренно и подробно,  потому что он лечит «тело». Психолог – лечит душу. Священнослужитель ее спасает. Следователь облегчит наказание в случае чистосердечного признания. Журналист обратит внимание общественности на волнующую вас проблему. А что делает социолог?  Решает проблемы общества? Двигает науку?  Зарабатывает себе на хлеб? Делает диссертацию?     Надо очень постараться, чтобы объяснить респонденту,  зачем ему вести себя с вами как на исповеди. А может не надо ни исповеди, ни консультации, ни допроса, ни «интервью для прессы»?

Тогда надо точнее определиться с тем, что в моей компетенции как социолога и какие вопросы, какое поведение в процессе интервью будут подтверждать или разрушать эту компетенцию.  Помочь этому может рефлексия неудачного опыта. Например, в интервью из письма автор пишет, что «зашла далеко, увлеклась». Анализ причин этого «увлечения» и того, когда «все шло хорошо» должно    способствовать осознанию границ компетенции социолога и навыкам ее доказывать, т.е. компетентности.   

Комментариев нет:

Отправить комментарий