понедельник, 8 декабря 2014 г.

К вопросу о профессиональном стандарте в социологии: «Что в вашем «чемоданчике с инструментами»?


      В конце ноября после большого перерыва  состоялись занятия в ЦСПО при ИС РАН, больше известные как «кухтеринские курсы».  Цель курсов  традиционно связана с повышением квалификации специалистов из регионов по методам социологических исследований и знакомству с последними достижениями в отдельных отраслях социологии и политологии.  В этот раз темой курса было знакомство с методикой «производства исследователя в процессе исследования методом «длинного стола»,  за которой закрепилось название «школа-студия исследователя –качественника».

    География 8 участников занятий была самой широкой от Якутска  до Ставрополя. 
Обычно в начале занятий участники высказывают свои ожидания, а в конце рефлексируют по поводу их осуществления по специально разработанной количественно-качественной процедуре и наглядным личным результатам по овладению специфическими и неспецифическими навыками и умениями подготовки и проведения качественного исследования, где главным инструментом, как известно, является сам исследователь.

    Т.к. занятия эти проводятся с 2006 г., то хочу обратить внимание на некоторые тренды, как в ожиданиях участников, так и том, что они считают результатом, по сравнению с предыдущими «школами».   Полагаю, что эти тренды имеют прямое отношение к дискуссии о «профессиональном стандарте».

   Как меня учили, «стандарты в проф. подготовке»  отвечают на вопросы: «Что надо знать и уметь в своей профессии и зачем это нужно», а «нормативы» - на вопросы: «сколько и как надо знать и уметь, как часто ими пользоваться». Это, мне кажется,  даже чем-то напоминает,  распространенное упрощенное объяснение отличия количественных методов от качественных. 

    Так вот, «ожидания» участников  постепенно уходили от подмены стандарта нормативом, т.е. от вопроса «сколько и как глубоко» к вопросу, «а что собственно делает меня профессионалом и зачем, мне изучать то, что мне предлагают, каким образом эти знания и навыки могут найти применения и как им обучиться и закрепить».

    В центре встал вопрос о профессиональном стандарте через призму метафоры «чемодан без ручки».  Социолог в полевом исследовании ничем не отличается от любого другого специалиста в любой из естественных сфер деятельности.  Как правило, профессионал опознается по «чемоданчику полному инструментов», который он приносит с собой, раскрывает, порывшись, достает нужный для решения данной задачи, и которым, это сразу видно,  умеет работать и т.п.

    Интересно, что говорили участники «школы» про свой «методический чемоданчик» до начала работы в «школе и после.  Занятия в «школе» построены так, что ставят участника перед необходимостью предъявить свой «чемоданчик», на предмет поиска в нем  инструмента, необходимого  для решения конкретной задачи.

    Не хочу повторять тривиальности, типа, что «мой чемоданчик без ручки, нести тяжело – бросить жалко» и проч. Интереснее оказался факт, что у многих он был с «ручкой», но без «ключа от замка».  Т.е. о содержимом "чемодана" могли неплохо рассказать, но как его открыть  и достать нужный инструмент представляли не так хорошо. Почему? Ответы были следующие;  «внутри него инструменты свалены в кучу», назначение многих из них было непонятно, а частью никогда не пользовались на практике или в принципе не знаем, как применить.»

    Это выяснилось довольно просто, т.к. ведущий время от времени вопрошал, каким инструментом он сейчас воспользовался   в общении с группой и на каком известном концепте он основан, какой из известных методов здесь лучше использовать, какой исследовательской логикой следовать.   Так, не был опознан «гарфинкелинг», «феноменологический подход», «осевое кодирование» и проч. вещи, про которые. если спросить отдельно от предмета исследования все слышали.   

    Чего же не было в "чемоданчике" и что положили потом?  Из специфических навыков полевого исследователя- качественника: полевой дневник и навыки его ведения,  умение построения выборки и способы избегания «ложного снежного кома» в ней.  Кроме того, необходимыми инструментами были названы навыки формулирования  КИВа и умение  протестировать его на продуктивность, перевести научную проблему, требующую решения , в полевое исследование по сбору «простых научных фактов», необходимых для принятия этого решения, схемы анализа первичных данных, навыки транскрибирования и кодирования, некоторых других элементов ремесла полевого исследователя, связанных с первым контактом, внутренней структурой исследовательского интервью, умением создавать архив исследования, подготовить содержательный отчет и оценить эффективность устной презентации.    

       Когда я посмотрел на этот список инструментов из "чемоданчика" социолога, которые участники "школы-студии" признали необходимыми и достаточными для производства полевого исследования,  то мне показалось, что это все можно назвать профессиональным стандартом по части  умений и навыков социолога для проведения полевого исследования. 

     Еще более забавным оказалось,  что понимание, зачем нужны эти элементы ремесла и каким образом ими овладеть, естественным образом выводит на нормативы. Например, занятие на тему: " зачем вести полевой дневник, когда есть диктофон" и знакомство с алгоритмом его ведения, если исследование осуществляется группой, приводит к определенному количеству полевых дневников по этому плану, которые исследователь должен сделать для закрепления навыка, Тоже самое и в транскрибировании текстов (норматив в часах). 

   Это для качественных исследований выглядит нештатно из-за проблем с формализацией исследовательских процедур.   Однако, в психологии, такие стандарты существуют. Есть программы подготовки психолога, где для овладения определенной методикой, он должен сделать не менее 20 диагностических интервью и написать столько же заключений, которые проверяются и в случае не соответствия  стандарту их число возрастает.  

    Сложнее с не специфическими навыками (рефлексией, критико-аналитическим мышлением и умением работать в группе), но и здесь возможен определенный прогресс. Например, если на каждом занятии целенаправленно развивать не специфические навыки, в том числе специальными упражнениями ("думаю-чувствую -делаю" для развития рефлексии), то результаты можно увидеть, если сравнить результаты групповой работы, качество и глубину анализа данных и постановку вопросов до начала занятий и на их финише.

Относительно теоретических знаний, кажется, такие разработки проводились, специально не интересовался. Но относительно качественных методов, здесь также существует определенный перечень парадигм, концепций, теорий, на которых они основаны, которые специалисту знать необходимо. 

   Хочу выразить благодарность всем участникам ноябрьской "школы -студии" и надежду, что полученные вами "стандартные навыки" полевого исследования найдут применения в научной и преподавательской работе.  





Комментариев нет:

Отправить комментарий